apetac

apetac: байка


Вот что ни говорите, а гаишники в Москве все-таки гораздо деликатнее
своих коллег из провинции. Может, оттого, что жизнь у них более хлебная?
Выбор побогаче? Кому доводится часто ездить и там и там, я думаю, со
мной согласятся.

Вот два примера.

Эпизод первый. Москва. Учусь ездить. Только что купленная серебристая
Хонда. Глухая ночь. Северное Чертаново. Когда еще в Москве учиться
ездить, если не ночью? На пассажирском кресле - развернутая карта
Москвы. Ориентируюсь! ☺
Еду тихонько. Уже довольно давно по пустым улицам за мной едет
милицейский Форд. С включенным маячком. Но без сирены. Не обгоняет.
Не отстает. Не сворачивает.
В конце концов меня достает это дружелюбное черепашье преследование, я
включаю поворотник и паркуюсь у тротуара. Сижу, жду. Навыков общения с
гаишниками у меня - никаких.
Они встают сзади. Метрах в десяти. После затянувшейся паузы из машины,
поправляя на ремне автомат, выходит капитан. Я через опущенное окно
протягиваю ему документы.
Принюхивается. Смотрит в лицо. Потом наметанным глазом выхватывает дату
выдачи прав - позавчерашнее число. Переминается с ноги на ногу. Опять
пауза. Спрашиваю, чтоб разговор поддержать: «Я что-то нарушил, товарищ
капитан? »
«Ну, - улыбаясь говорит капитан, - вообще-то не помешало бы габариты на
машине включить. Хотя, конечно, светло…»
«Ой, извините! » - и щелкаю тумблером.
«И еще, вот это… Вам свет в салоне - не мешает? »
Оглядываюсь - действительно. Сижу как в аквариуме. Ну, правильно. Карту
изучал. Выключить - забыл. Суетливо, матерясь на себя, тянусь к
выключателю освещения. Сворачиваю карту.
Гаишник успокаивает, смеясь: «Да вы не переживайте! Хорошо едете,
грамотно. Мы-то подумали - пьяный. Так по Москве опытные пьяные водилы
ездят. Медленно и грамотно. Удачи! Будьте внимательны! »
И Форд с визгом резины разворачивается. Я, посидев минутку, аккуратно
трогаюсь…

Эпизод второй. Провинция. Маленький городок, разрезанный пополам
республиканской трассой. Еду транзитом. Останавливают за превышение.
Грошовое какое-то. Гаишник приглашает подписать протокол. Мне некогда.
Предлагаю денег. Не берет. Не потому что не хочет. Потому что
только-только вступил в действие новый кодекс.
«Ну отпусти ты, говорю, Бога ради! Ну, некогда! И денег не берешь, и
время тянешь! »
Помялся, помялся, потом говорит: «Заправку у автовокзала знаешь?
Заедешь, оплатишь пятнадцать литров девяносто второго. Скажешь - на сто
первую машину» И отдает документы. Глянул я на гаишные номера - сто
один. Трассовый батальон.
Машу рукой, прыгаю, еду. Заезжаю по пути на заправку. Девушка в кассе.
Я, как молитву: «Пятнадцать литров девяносто второго на сто первую»
Девушка, не говоря ни слова, принимает деньги и выдает чек. Все
поставлено на поток! Да что ж за страна-то такая, где трассовый гаишник
на свою служебную машину бензин таким образом вынужден зарабатывать?

P.S. Когда в Ворде верстался этот текст, редактор подчеркнул ошибку на
слове «гаишные». Нажимаю правописание. Редактор выдает один вариант
правки. «Гашишные» О-о-очень символично.

1991 год. Я купил новое ружье ИЖ-27 (вертикалка), чему был несказанно
рад. Если кто не понял, повторяю: был 1991 год и в магазинах без талонов
были только кукурузные палочки.
Дня через три после покупки ко мне приезжают из деревни родители моей
жены. Тесть - пасечник. У него соответственно есть "ствол", и я начинаю
демонстрировать ему свою новую игрушку. Тесть рад за меня, одобряет
приобретение, а теща тоже просит дать ей посмотреть. Ну я, глупый, дал.
Она только в руках ружье подержала и передала мне. Все. Дальше началось.
Пятница. В 16.40 я еду с ребятами на электричке в Аламбай на охоту
на зайца. Отпрашиваюсь с работы. На такси домой. Переодеваюсь. С ружьем,
рюкзаком, двумя гончими собаками Трель и Рысь на частнике мчусь на
"Лестницу" (станция электричек в городе Барнауле). Электропоезд отъезжает
у меня на глазах. Я огорчен, но знаю, что в 20.50 еще один до Аламбая.
Он менее удобен, так как приезжаешь на место часа в 2 ночи. Уныло еду
на трамвае домой, чем-то занимаюсь, пытаясь скоротать время и в 20.00
я на автобусной остановке. Жду минут 30, транспорта никакого. У них в это
время - оказывается, пересмена. Безнадежно опаздываю. Денег на такси уже
не осталось, да и не каждый повезет чудака с двумя собаками. Наконец-то
автобус. Мысленно подгоняю водилу. Бегу на станцию. Пять минут как опоздал.
Следущая электричка завтра в 7.05.
Еду домой. Ворочаюсь всю ночь. Под утро засыпаю.
Проспал. В слабой надежде успеть еду на "Лестницу". Не успел. Домой
уже не еду. Томлюсь 3 часа на станции, дожидаясь 10-часовой электрички
до Аламбая.
И вот я в поезде. Сижу, расслабился. Немножко вздремнул.
Просыпаюсь - Ба!!! "Озерки". Это на 90 градусов от нужного мне направления.
Оказывается, в 10.08 электропоезд до "Озерок", а в 10.10 до Аламбая.
Обратной электричкой возвращаюсь до Новоалтайска (станция, где поезда
расходятся по разным направлениям). В 13 с копейками идет поезд до Шпагино.
Это, во-первых, нужное мне направление, а во-вторых, там уже можно
охотиться с Заринской путевкой (район в Алтайском крае).
Охочусь рядом со станцией в ельничке. Добыл из-под собачек зайчика,
настроение приподнялось, но ненадолго. На подходе к станции младшая
из собак Рысь навалялась в человечьем дерьме. Вот гады! Срут по кустам.
У меня - ни мыла. В луже, голыми руками, отмываю эту саблезубую крысу.
Натираю ее полынью. Запах от нас…! На электричке, которая едет из
Барнаула в 16.40, продолжаю путь до Аламбая. В тамбуре. Выходящие покурить
мужики делают это очень быстро и ретируются в вагон.
И вот я на месте. Прихожу в "гостиницу" (барак с 20-метровым коридором
и комнатушками по обе стороны). Мужики встречают меня хмуро.
Все четверо без добычи, и еще впридачу из комнаты в их отсутствие украли
весь запас водки (три бутылки), чего за всю бытность посещения этих мест
отродясь не было.
За ужином, расслабившись привезенной мною 0.5 литрой, я рассказал
ребятам мои похождения. Они смеются: ну вот, говорят, теперь надо ружье
лечить. Гадюку ловить, в ружье заряжать и стрелять ею.
Вот так вот - давать ружья не в "те" руки.

[1..4]


Папки